МЭА: Правительства недостаточно сотрудничают для поддержки перехода к «зеленой» экономике

 МЭА: Правительства недостаточно сотрудничают для поддержки перехода к

Для ускорения перехода к низкоуглеродным технологиям и поддержания мира на пути к экономике с нулевым уровнем выбросов в соответствии с климатическими целями необходимо гораздо более широкое международное сотрудничество. Таков основной вывод совместного доклада Международного энергетического агентства (МЭА), Международного агентства по возобновляемым источникам энергии (IRENA) и высших руководителей ООН по вопросам изменения климата. Неспособность преодолеть «разрыв в сотрудничестве» между международными правительствами и компаниями может задержать переход к декарбонизации на десятилетия, утверждают три организации в своем докладе. Работа над докладом была начата 45 мировыми лидерами на климатических переговорах COP26 в ноябре.

Зеленый переход

«Мы находимся в самом разгаре первого по-настоящему глобального энергетического кризиса с разрушительными последствиями для мировой экономики, особенно в развивающихся странах. Только ускорив переход к чистой устойчивой энергетике, мы сможем добиться прочной энергетической безопасности», — объясняет исполнительный директор МЭА Фатих Бироль. «Благодаря международному сотрудничеству мы можем сделать переход быстрее, дешевле и проще для всех — на фоне более быстрых инноваций, большей экономии от масштаба, больших стимулов для инвестиций, равных условий игры и выгод, которые распределяются между всеми слоями общества», — добавляет он.

В отчете определены 25 срочных «совместных действий», которые помогут как можно скорее сделать чистую энергию, электромобили, низкоуглеродистую сталь, водород и устойчивое сельское хозяйство наиболее доступными вариантами в соответствующих секторах. Эти действия включают создание новых трансграничных «суперсетей» в этом десятилетии для расширения торговли низкоуглеродной энергией, снижения выбросов, повышения энергетической безопасности и увеличения гибкости системы.

Также существует острая необходимость в сотрудничестве в области государственной политики и обязательств частного сектора по стимулированию спроса и внедрения низкоуглеродного и возобновляемого водорода, а также общих стандартов для обеспечения его глобальной торговли. Ожидается, что к 2030 году производство низкоуглеродного водорода увеличится до 140-155 млн тонн в год с примерно 1 млн тонн в год в 2020 году, говорится в докладе.

В водородном секторе необходимы более активные международные действия в этом направлении. Странам и компаниям необходимо координировать меры по переходу от производства на основе неистощенных ископаемых видов топлива в секторах, где водород уже используется, и обмениваться передовым опытом для внедрения в новых областях применения, таких как производство стали, судоходство и хранение энергии, говорится в докладе.

Кроме того, необходимы государственные и частные обязательства по закупке стали с почти нулевым уровнем выбросов и меры по выравниванию игрового поля между странами-производителями стали, говорится в анализе. Также необходимо более тесное сотрудничество для повышения пригодности батарей к переработке, а правительствам следует активизировать исследования в области альтернативных химических составов батарей, чтобы снизить зависимость от драгоценных металлов, таких как кобальт и литий.

Новая глобальная энергетическая экономика

Вторжение России в Украину в начале этого года ускорило переходный период, объясняет Фатих Бироль, добавляя, что это может стать «поворотным моментом в истории энергетической политики». «Глядя на все цифры день за днем по всему миру, я вижу, как зарождается новая глобальная энергетическая экономика», — сказал он в интервью, которое цитирует газета. Времена. «Это ветер, это эффективность, это тепловые насосы, это атомная энергия, это водород и многое другое».

Свидетельства ускоряющегося перехода к новой энергетической экономике появляются по всему миру, поскольку политики реагируют на давление по многим направлениям. Бирол приводит в пример Закон о снижении инфляции стоимостью 369 миллиардов долларов в США, программу RePowerEU стоимостью 210 миллиардов долларов в Европейском Союзе и программу «зеленой трансформации» стоимостью 146 миллиардов долларов в Японии. Все три подхода опираются на государственные расходы для продвижения низкоуглеродных источников энергии за счет ископаемого топлива и выполнения обязательств стран по сокращению выбросов. «Следствием этого глобального энергетического кризиса может стать то, что ископаемые виды топлива, все они, имеют менее оптимистичный прогноз, чем это было раньше», — уточняет Бирол. Помимо последствий для климата и безопасности, эти масштабные государственные программы имеют конкурирующую направленность, поскольку страны стремятся создать внутреннее производство чистой энергии.

В опубликованном в прошлом году отчете МЭА говорится, что глобальные инвестиции в чистую энергию могут составить 4 триллиона долларов в год к 2030 году, если страны будут стремиться к быстрой декарбонизации — и страны хотят захватить как можно большую часть этого рынка. «Эта гонка действительно помогает [бороться] с изменением климата, — говорит Бирол. «Мы не знаем, кто будет лидером, эта технология или та технология, и какие страны — Европа ли это, Китай ли это, США ли это? Но в конечном итоге мы увидим, что глобальная борьба с изменением климата принесет пользу».

Однако борьба за преимущества займет годы, а пока страны должны решать краткосрочные проблемы, поскольку цены на энергоносители резко растут, особенно в Европе.

В центре проблемы — цены на природный газ, которые выросли в Европе почти на 500% с момента, предшествовавшего вторжению, до середины лета, когда Россия сократила поставки по трубопроводам на Старый континент. Цены упали в ответ на план ЕС пережить зиму, но наблюдатели по-прежнему обеспокоены тем, что суровая зима приведет к экономическим и политическим проблемам.

Бирол заявил, что энергетический кризис, вызванный приостановкой поставок природного газа в Европу из России, представляет собой «серьезную проблему», чреватую перебоями в энергоснабжении и негативными последствиями для экономического роста. Однако, по его словам, больше всего его беспокоят политические последствия энергетического кризиса. Если страны Европейского союза поддержат друг друга соглашениями о торговле газом и электроэнергией, они выйдут из них с «минимальными шишками». С другой стороны, страны могут действовать только в своих собственных интересах, что не только усугубит энергетический кризис, но и нанесет ущерб авторитету ЕС в целом. «Европейский Союз сейчас находится на перепутье в плане того, как нам реагировать на этот кризис», — говорит Бирол в своем интервью.

Добавить комментарий